Часть первая: https://cont.ws/@4669201609/10…

Часть вторая: https://cont.ws/@4669201609/10…

Тема «что делать?» объективно сложна, начну издалека. Жил-был такой экономист-философ Людвиг фон Мизес (1881-1973). Родился в городе Лемберге, нам более известном под названием Львов, во времена Австро-Венгрии. Ярый сторонник невмешательства государства в экономику. Его ученик, Фридрих фон Хайек (1899-1992), за свою критику социализма получил в 1974 году Нобелевскую премию по экономике. Фон Хайек преподавал в Чикагском университете, Лондонской школе экономики и на многих других площадках. Как сам фон Мизес, так и фон Хайек, наряду с Милтоном Фридманом, нобелевским лауреатом 1976 года, были основателями небезызвестного общества «Мон Пелерин» (осн. в 1947 году), поддерживающего концепции свободного рынка и открытого общества.

Именно исходя из этих концепций в начале 90-ых начались экономические реформы имени Гайдара-Чубайса в нашей стране. Так что мы по гроб жизни обязаны вышеназванным господам-теоретикам почти всеми экономическими «достижениями» того периода…

Фон Мизес писал в трактате «Человеческая деятельность»: «Существенной характеристикой социализма является то, что действует только одна воля. Не играет роли, чья это воля. Руководитель может быть наследным королём или диктатором, правящим благодаря своей харизме, он может быть фюрером или советом фюреров, назначенных путём голосования людей.» Фон Мизес исписал тысячи страниц, аргументируя, что свободный рынок с большим количеством участников всегда будет более эффективным, чем социализм, что при социализме невозможно экономическое планирование, что именно прибыль, её величина, является мерилом правильности решения.

В том же трактате он пишет: «Если называть предпринимательскую деятельность применением метода проб и ошибок, то не следует забывать, правильное решение легко распознаётся как таковое. Оно заключается в появлении избытка доходов над расходами. Прибыль говорит предпринимателю о том, что потребители одобряют его инициативу; убыток свидетельствует об обратном».

Гениально просто или просто гениально!

Вот, например, некий кемеровский предприниматель Денис Штенгелов годами исправно получал прибыль, то есть его расходы были меньше его доходов. По фон Мизесу мы легко распознаём решения бизнесмена как правильные. Последствия правильных решений этого бизнесмена цитирую по Коммерсанту https://www.kommersant.ru/doc/… :

«Так, например, выяснилось, что к одному из защитных автоматов на 100 ампер, которому по норме соответствует проводка сечением не менее 35 кв. мм, был подведен электрокабель сечением всего 5,3 кв. мм. Ошибка привела к постоянному перегреву провода и почти полной «термодеструкции» (терморазрушению) его изоляции. В другом случае подводящий ток к автомату провод оказался вдвое меньшей площади сечения, чем отходящий от него, что противоречило не только нормам, но и просто здравому смыслу. Во многих распределительных шкафах проводники оказались просто перепутаны: более толстые использовались для малых нагрузок и наоборот. «Монтаж и подключение осуществлялись не по проекту, а случайным образом»,— отметили эксперты.»

Ещё цитаты: «Ознакомившись с результатами экспертиз, один из обвиняемых по делу о пожаре в «Зимней вишне», директор ООО «Системный интегратор» Игорь Полозиненко выступил с открытым письмом, в котором говорится, что привлекать к уголовной ответственности прежде всего нужно чиновников, утвердивших проект реконструкции кондитерской фабрики в ТРЦ, в котором изначально были заложены нарушения пожарной безопасности. Компания господина Полозиненко должна была обслуживать противопожарную систему в «Зимней вишне», установленную за 16,5 млн руб. В течение нескольких лет на эти цели не выделялось ни рубля. Эксперты «Системного интегратора», проверив систему, запросили за приведение ее в рабочее состояние 10 млн руб., а получили всего 300 тыс. руб. При пожаре система отказала.»

«Пожар, унесший жизни 60 человек, начался в светодиодном светильнике, который залила талая вода с крыши. Прибор, в котором произошло замыкание, должен был тут же отключить защитный автомат, однако тот оказался неисправным.»

Конец цитат…

Экономически правильные решения, направленные на сокращение расходов, привели к трагедии национального масштаба. Не так ли, г-н фон Мизес сотоварищи? Кругляк и крабов контрабандой вывозить очень прибыльно, значит правильно, не так ли? А делать мебель и готовые продукты на экспорт неправильно, прибыли-то видно меньше будет? Где границы-то допустимого, где интересы общества, особенно долгосрочные, в ваших теориях? Не наблюдаются…

А ещё мне было бы интересно узнать мнение этих господ о современном периоде в жизни их свободного рынка, когда, согласно исследованию учёных из Федерального института технологий в Цюрихе (резюме исследования опубликовано в 2011 году), 40% мировых корпоративных богатств принадлежат всего лишь 147 компаниям: https://www.newsru.com/finance…

Оригинал: https://www.newscientist.com/a…

Ну и где много рыночное столкновение воль многих людей? Совет руководителей этих 147 компаний и есть вполне реальный совет фюреров, о которых писал фон Мизес, критикуя социализм. Не столь большое это количество людей, чтобы им было сложно между собой договориться при современных технологиях передвижений и коммуникаций.

Исследования проводились по базам данных 2007 года, а с тех пор много воды утекло и круг избранных ещё уменьшился. Отсюда и заметное снижение качества товаров и услуг всех мировых брендов, которое усиливается год от года. А зачем им, монополистам, контролирующим почти всю мировую экономику, качественный и надёжный товар? Им же нужно продавать новые товары и услуги, которые покупались бы за новые кредиты, взятые, разумеется, у них же. Чем ниже качество, чем быстрее меняется мода, тем больше продажи, тем больше прибыль! Это медицинский факт на монопольном рынке. Такими темпами мы скоро дойдём до того, что качество продукции ВАЗ конца 80-ых будем вспоминать как эталонное…

В чём, собственно, проблема? Концепции свободного рынка и открытого общества работали много веков, в интересах своих авторов разумеется, до завершения процесса глобализации в 1991 году. С момента распада СССР они, и сами концепции, и наследники их авторов, уткнулись в физические ограничения, свойственные как нашей планете, так и биологическому виду Homo sapience. И с тех пор концепции с наследниками как минимум буксуют, а, скорее всего, тащат всё мировое хозяйство назад. Вопрос только в какой век тащат. Сейчас, по моим меркам, на горизонте начало ХХ века, а затем будет ХIХ… В 2014 начался 1918, в 2018 прошли 1914, так как после 1 марта ушедшего года горячая война между капиталистическими странами стала, надеюсь, маловероятной.

Всё эти обстоятельства нужно учитывать как внешние факторы при подготовке всевозможных прорывов в светлое будущее.

Среди внутренних факторов уже много веков первую строчку нашего домашнего хит-парада занимает требование справедливого, точнее более справедливого чем есть, устройства земной жизни. Естественно, что житейские мудрецы подсказывают, что за справедливостью лучше всего обращаться в толковый словарь. Смотрите, мол, том на букву С. Тем не менее это вполне осязаемое, иногда до физической боли, понятие. Сузим дальнейшее рассмотрение понятия справедливости до экономического неравенства между людьми, до проблемы взаимодействия между различными экономическими классами общества.

Издревле человечеству было более или менее очевидно, что, хотя экономическое неравенство людей является неким объективным обстоятельством, допускать слишком большое имущественное расслоение в конкретном обществе смертельно опасно для сохранения самого общества. Чем выше расслоение, тем труднее этому обществу пережить воздействие внешних как природных, так и вполне себе человеческих факторов. Отсюда вытекали две проблемы: как определить допустимые границы и каким механизмом регулировать распределение общественных доходов, богатств и т.п. Оставив в стороне вопрос о допустимых границах сконцентрируемся на механизмах контроля, основным из которых был религиозный механизм.

В дальнейшем изложении религиозного механизма я, в основном, цитирую работу Г.С. Солодовой «Представления христианства о социальном неравенстве и труде», опубликованную в журнале «ЭКО» в 2006 году.

С одной стороны, христианское учение легитимизирует существующее социальное расслоение. Вражда и зависть к людям более богатым, занимающим более высокий социальный статус, рассматривается как несогласие, осуждение «премудрых промыслов судьбы». «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога» (Рим. 13:1). «В каком звании кто призван, братия, в том каждый и оставайся перед Богом» (1 Коринф. 7, 20, 24). Аналогичных позиций придерживается и ислам. В Коране написано: «Кто родился в бедности, пусть умрет в бедности». Вместе с тем это не означает отрицания смены своего социального положения. «Рабом ли ты призван, не смущайся; но если и можешь сделаться свободным, то лучше воспользуйся» (1 Коринф. 7, 21).

Господство богатых людей, помимо прав и привилегий, накладывает особую ответственность. «В отношении богатых у Церкви такой обычай: они Ей служат. В отношении бедных: Она им служит. Бедные почитаются, таким образом, достойными помощи, богатые — достойными служения. Церковная психология прямо противоположна психологии, обычно наблюдаемой в миру, где бедные прислуживают, а богатые принимают их услуги как нечто должное» [1].

Быть слугою не означает потерю человеческого достоинства или ущербность в личностном измерении. «Кто хочет быть большим между вами, да будет вам слугою; И кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом» (Марк, 10.43, 44).

Богатство или бедность, высокое или низкое социальное положение сами по себе не делают человека лучше или хуже. Долг каждого христианина — смотреть на других как на равных и ближних себе. При этом «быть ближним какого-нибудь человека — это не значит принадлежать к одному и тому же обществу, классу, или одной и той же нации; это значит — пренебрегать всеми этими искусственными различиями, и оказывать каждому всякую помощь, в которой он может только нуждаться» [2].

Социальное положение человека не является гарантией или предпосылкой особого отношения Бога. Определяющим параметром служит исполнение заповедей, божественной воли. «Христос не был другом ни рабочего, ни богача, как таковых. Он не поставил бы никому вопроса о том: «беден ты или богат»» [3].

С другой стороны, христианство выступает за сглаживание неравенства. Способом нивелирования и предупреждения враждебности является смирение, принятие своего положения как Божьего промысла. «Да удалится от меня зависть, происходящая от представления выгод, доставляемых богатством, и то чувство враждования, коим бедные силятся как бы отмстить богатым за неравенство счастья… Да удалится от меня и это отчаяние, эти мучительные беспокойства, коим так часто предаются бедные… Я не осуждаю жребий, какой Ты определил мне на земле, слово твое говорит мне, что богатый и бедный равно суть чада твоей любви» [4].

Другим способом, позволяющим избежать социальной напряженности, выступает необходимость терпимого отношения друг к другу. Христианство призывает учитывать интересы ближних, не злоупотреблять властью и силой, быть милосердным. «Кто теснит бедного, тот хулит Творца его; чтущий же Его благотворит нуждающемуся» (Прит. 14.31).

Конец цитирования.

Желающие глубже понять отношение христианства к социальному неравенству могут погрузиться в содержательные дискуссии начала ХХ века: https://хрисоц.рф/?p=1…

Мы же воспользуемся современным взглядом и процитируем недавно вышедшую работу [5], посвященную последствиям духовного раскола XVII века и, особенно, их влиянию на экономическую и политическую жизнь общества. В работе так описывается ситуация на начало ХХ века: «Ни в экономическом, ни в социальном смыслах взаимодействие правящих верхов и народных низов не налаживалось. И это не удивительно: западные модернизационные рецепты, позаимствованные правительственной бюрократией в начале ХХ века, были пригодны для однородной общественной среды, прежде всего в конфессиональном плане. Именно такое её устройство позволяло выстраивать невраждебное сотрудничество между различными экономическими классами. Однако в России со времён раскола (т.е. двести с лишним лет) единой религиозной среды не существовало, потому как в отличие от западных соседей конфессиональная рассортировка здесь не приняла конкретно-географических очертаний. Российское правительство вместе со всем образованным обществом пребывало в полной уверенности, что русские люди такие же правоверные никониане, как они сами. На самом же деле русский мужик всегда находился в пёстрой среде староверчества, с недоверием ( и даже враждебностью) относившейся к инициативам правящих никониан.»

Дальнейший ход событий в начале ХХ века общеизвестен. В 2011 году Патриарх РПЦ Кирилл косвенно признал вину своей Церкви в печальных последствиях раскола: «Вот на чем наша Церковь теряла много сил, отчего, может быть, и не справилась с теми задачами, с которыми должна была справляться, что и привело к революции и гражданской войне, безбожию». Да уж, тогда многие не справились…

Полагаю, что период с 1917 по 1991 год не сильно изменил положение дел в вопросе социальной справедливости, добавив только к культурно-историческому понятию определённые специфические, они же советские, черты.

В конце ХХ века уже коммунисты не справились с теми задачами, с которыми должны были справляться, и которые были прямо обозначены в руководящих партийных документах, что и привело нас к ускорению, перестройке, распаду страны и локальным гражданским войнам. В России период с 1992 года по настоящее время оказался лишь возвратом к тому экономическому состоянию, которое было в стране в начале прошлого века. С известными оговорками, разумеется.

Западные страны всё это время шли своим путём заменяя постепенно религиозный механизм контроля уровня экономического неравенства совершенно иным, как бы (sic!) более рациональным. Таким механизмом является фондовый рынок. С его помощью наёмный работник может, помимо своего прямого вознаграждения за труд от компании-работодателя, отложив немного денег и инвестировав их в те или иные акции, получать дивиденды. Дивиде́нд (лат. dividendum — то, что подлежит разделу) — часть прибыли акционерного общества или иного хозяйствующего субъекта, распределяемая между акционерами, участниками в соответствии с количеством и видом акций, долей, находящихся в их владении. Иными словами, наёмный работник получает зарплату, не зависящую, в общем случае, от прибыли конкретной компании-работодателя, при этом через владение акциями других компаний и получая дивиденды он участвует в распределении прибыли, сгенерированной этими компаниями. Более того, если он работает в компании, акции которой торгуются на фондовом рынке, то став акционером он может получать свою долю прибыли и от компании-работодателя. Я здесь намеренно не обсуждаю рыночные колебания цен на акции, как связанные с дивидендами, так и не связанные, их существование не меняет суть дела. Работает ли фондовый рынок как механизм выравнивания экономического неравенства? До определенной степени и на определённом временном промежутке — да, работает.

В конце ХХ века российское правительство вновь обратилось к западным модернизационным рецептам, не учтя экстремально низкий уровень доверия к инициативам власти, просто прибитый к полу агонией (независимо от причин оной) советской системы, и стало получать ровно то, что получало в начале прошедшего века. Спохватились лишь в конце 1998 — первой половине 1999 год. Партнёры уже петлю на русскую шею накинули…

Вместе с тем, фондовый рынок заработал достаточно быстро, за два-три года всё было построено, но на сегодня реальное положение дел таково, что для большинства граждан нашей страны это всего лишь красивая непонятная игрушка. Играя с которой можно ещё и сильно обжечься… Никакого стабилизирующего и выравнивающего воздействия на общество через этот механизм реализовать невозможно. Иными словами мы вернулись к той ситуации, когда заимствованные на Западе механизмы как минимум не работают у нас, а в худшем случае просто губят…

С другой стороны, может это и к лучшему, так как фондовый рынок, как и любая другая сложная система, имеет свой жизненный цикл и, судя по всему, классические фондовые рынки ждёт нелёгкое будущее… Их развитие дошло до пределов, обусловленных численностью всего населения нашего шарика, и другими ресурсными ограничениями. По крайней мере их стабилизирующая и выравнивающая роль осталась, как мне представляется, в прошлом. Можно только спорить о том закончилось ли у них всё хорошее в середине 70-ых, или в середине 90-ых прошедшего века, или во время кризиса 2007-2009 годов, но это уже не столь важно для наступающих 20-ых годов ХХI века.

Что нам же делать со всем этим? Ну куды крестьянину податься, говоря словами одного из героев к/ф «Чапаев»? См. https://youtu.be/5OLP4T6IPZ8

Во второй части статьи: https://cont.ws/@4669201609/10…

я, в основном, цитировал замечательную книгу: https://www.ozon.ru/context/de… . В ней сформулированы основные положения, которые задают рамочные характеристики артелей, особых форм организации труда и быта, которые очень гармонично сочетаются с культурно-историческими понятиями справедливости, свойственными русскому народу.

Полагаю, что тому крестьянину нужно двигаться в сторону артельного уклада жизни, которому свойственны самоуправление, она же прямая демократия, солидарная ответственность, распределение доходов пропорционально личному вкладу на основе равенства прав.

В скобках замечу, что в действующем гражданском кодексе есть раздел (статьи 106.1-106.6) о производственных кооперативах, которые, на мой взгляд, по своим принципам наиболее близки к историческим артелям.

Движение в сторону коллективистских моделей социальной организации можно начинать как снизу, так и сверху. Если говорить о движении снизу, то государство вполне может начать поощрять различные формы кооперации, отличающиеся от классических акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью способами распределения доходов. Понятно, что сначала нужно провести ревизию текущего положения дел, проанализировать эффективность законодательства, послушать тех граждан и организации, которые имеют тот или иной опыт подобных форм кооперации, выработать меры для их дальнейшего развития.

На практике можно начислять участникам различных закупочных тендеров, проводимых органами власти и госкомпаниями (где доля государства выше 50%), дополнительные баллы за соответствующие организационно-правовые формы. Одно уже это, с учётом величины влияния всех госзакупок на экономику, окажет сильной воздействие на формы организации компаний-поставщиков. Понятно, что нужно будет оценивать реальность функционирования кооператива, но при современных методах работы с большими данными это не так сложно. Достаточно сопоставить отчётность для налоговой с отчётностью в пенсионный фонд в разбивке по работникам и всё станет вполне прозрачно: реальный кооператив или фиктивный. Я упрощаю проблему, но современные технологии позволяют решать те управленческие задачи, которые невозможно было решить ни в XIX веке, ни в СССР.

Цель этих всех действий предельно проста: денежные средства, выделяемые на закупки товаров, работ, услуг для госорганов всех уровней и для госкомпаний должны распределяться как можно более равномерно среди всех работников компаний-поставщиков. Государство вполне имеет право, в интересах повышения социальной стабильности, предъявлять особые требования к поставщикам. Кто платит, тот и заказывает музыку! Разумеется, что никаких жёстких ограничений быть не должно, только через умеренные преференции.

Теперь о движении сверху. В России весьма успешными чаще бывают революции, которые проводятся сверху, чем те, которые спонтанно начинаются снизу.

Предлагаю начать рассматривать всё государство как некую метаартель, в которой постепенно реализуются фундаментальные принципы, присущие классическим артелям. Собственно, в этой идее нет ничего особо нового, одной из крайних форм такой метаартели представлял собой, на мой взгляд, СССР, с его одной идеологией, общественной собственностью на средства производства, плановой экономикой и т.п.. Это очень полезный факт, так он задаёт одну из реперных точек всего построения. Вторую реперную точку представляла собой Российская Империя образца 1913 года, третью — современная Россия. У нас самый богатый опыт в мире в части социальных экспериментов, пора уже весь его осмыслить и использовать! Опираясь на современные и перспективные технологии, разумеется.

Ранее я уже предлагал идею о небюджетном распределении налога на прибыль: https://cont.ws/@4669201609/97… .

За 2017 год в федеральный бюджет поступило 762,4 млрд. руб. налога, в региональные — 2527,7 млрд. руб., всего 3290,1 млрд. руб. Население страны на 01.01.2018 составляло 146,88 млн. чел. При равномерном распределении на одного человека приходится примерно 22400 рублей. Это за 2017 год. Много это или мало? Нормально, чтобы не пройти мимо этой суммы. Технически всё просто: подвели итоги года и перечислили на банковские счета граждан. Да, есть вопросы со счетами детей и некоторых других категорий граждан, но это всё решаемые проблемы.

Мне важно зафиксировать несколько важных моментов.

Во-первых, распределяется именно налог на прибыль, которую так любят капиталисты во главе с фон Мизесом. По величине которой определяется, по мнению сторонников свободы везде и во всём, правильность принимаемых бизнесом решений. То есть некая социальная справедливость присутствует, хотя и в максимально усреднённом виде.

Во-вторых, возникает, хотя и в отвлечённой форме, чувство причастности к общему делу. Иными словами, с самого верха начинают реализовываться те самые артельные принципы. А там может войдём во вкус и без революций осуществим прорыв? В России всё возможно!

Иными словами, государство начинает напрямую выполнять ту самую функцию регулирующего механизма, которую в разное время и в разных странах выполняли(ют) религиозные структуры, партии (СССР, Куба, Китай, КНДР и др.) и фондовый рынок.

В-третьих, никакого экономического чуда сразу не произойдёт и за эти свалившиеся с неба 22,4 тыс. руб. придётся заплатить ростом других налогов: НДС, НДПИ, налога на имущество, и изменениями в бюджетной системе. На начальном этапе должен быть нулевой результат.

В-четвёртых, экономическое чудо, оно же прорыв, случится не сразу и при выполнении нескольких дополнительных условий. Одно из условий связано с наложением определённых ограничений на использование гражданами этих денег. Если совсем просто сформулировать, то эти деньги не должны уходить из страны, и не должны тратится на некачественные товары. У нас есть государственная организация https://roskachestvo.gov.ru/, занимающаяся определением качества товаров. Есть даже знак качества. Кроме того, Минпромторг уже не первый год разрабатывает критерии отнесения товаров к отечественным: https://roskachestvo.gov.ru/ne… хотелось бы уже увидеть конечные решения.

На мой взгляд, эти критерии должны быть жёсткими, смартфоны отвёрточной сборки и лекарства, лишь расфасованные в упаковку на территории страны, не могут относиться к отечественным товарам. К отечественным товарам нельзя, на мой взгляд, относить и продукцию иностранных компаний, даже если она сделана из действительно отечественных сырья и компонентов. Ну какой на фиг Биг Мак отечественный товар?

Деньги можно будет потратить только на товары, имеющие и знак качества и подтверждённое отечественное происхождение. Технически это всё несложно сделать, через дополнительные кошельки на карточках «Мир». Естественно, что обналичить эти деньги будет в принципе невозможно. Вариантов же использования много. Исхожу из того, что 22,4 тыс. руб. не столь большая сумма и за год она вполне уйдёт на одни только продукты питания и лекарства, по которым всё несложно проверяется и существуют серьёзные механизмы государственного контроля. По крайней мере с этого можно начать. Понятно, что есть ещё совсем отечественные монополисты, но как-то их в народе не любят, да и в программных документах особо указано о малом и среднем бизнесе.

Есть ещё варианты условий: так, например, особняком могут стоять товары и услуги отечественного производства, цена на которые формируется под контролем государственных органов. В данном случае речь идёт о добровольном решении со стороны бизнеса об открытии для государственных органов и ограничении реальной нормы прибыли с целью получения специальной марки, знака или иного одобрения. Для таких товаров и услуг можно тем или иным образом создать дополнительные преференции.

Иными словами, я подвожу читателя с другой стороны к той же мысли об артелях. Если, предположим, собрались мужики, они же бизнесмены, они же артельщики, и решили делать что-нибудь полезное и для покупателей и для себя любимых, то государство должно в максимальной степени способствовать такому начинанию. И деньги у потенциальных покупателей должны найтись, и конкурентов зарубежных с их рекламными бюджетами желательно подвинуть, и много чему ещё может способствовать государство. Ключевое слово в это истории — делать. Не покупать в Китае, а потом переклеивать шильдики, а именно делать, делать здесь, своим руками. И отвечать за качество своих товаров и услуг!

Более того, научившись делать качественные и недорогие товары бизнес вполне может, при поддержке государства, начинать экспансию на зарубежные рынки. Предельно понятно, что нас там не ждут, но вода камень точит и против хорошего соотношения цена/качество воевать сложно. К примеру, я уже предлагал концепцию производства русских домов на экспорт: https://cont.ws/@4669201609/92… Вот сочетание артельных механизмов и механизмов контроля за нормой прибыли и поможет реализовать такой проект!

Основной целью данной работы было привлечение внимания к проблемам консолидации общества, снижения уровня экономического неравенства, создания новых механизмов социального контроля, без решения которых попытка прорыва не то чтобы обречена, но имеет все шансы попасть в знаменитую черномырдинскую категорию «хотели как лучше, получилось как всегда». При этом не обязательно изобретать велосипед полностью, кое-что можно почерпнуть из своей же собственной истории. Если её глубоко и внимательно изучать!

1. Бедность и богатство. Архиепископ Иоанн Сан-Францисский (Шаховской). Из книги «Листья древа (опыт православного духоведения)», Нью-Йорк, 1964

2. Шейлер М. Социальное учение Христа. // Бесплатное приложение к духовному журналу «Странник». СПб., 1911, стр. 93-94.

3. Там же. стр. 85.

4. Чувствование бедного. Христианское чтение., СПб., 1836, ч. 2. стр. 232-234.

5. Пыжиков А.В., Грани русского раскола, М., 2018 https://www.ozon.ru/context/detail/id/138174735

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *