Интересное интервью с А.Г. Силуановым опубликовал вчера Коммерсантъ:  https://www.kommersant.ru/doc/…

Цитирую: 

«Вопрос: С мая 2018 года — какими были наиболее тяжелые и напряженные моменты в работе правительства?

Ответ: Наиболее сложным было рассмотрение вопроса по изменению пенсионного законодательства. Не рассчитывал, не думал, что обсуждение в обществе этой темы будет проходить так сложно.

Очевидно, что пенсии необходимо повышать, в бюджете необходимых для этого средств не найти без ущерба для других отраслей — здравоохранения, образования, обороны. Да и параметры пенсионной системы, сложившиеся в середине прошлого столетия, требовали донастройки. Сегодня мы имеем совершенно другие условия труда и продолжительность жизни. Эти показатели и дальше будут меняться в лучшую сторону. Мы же здесь не изобрели велосипеда — все страны двигаются по пути изменения возрастных критериев, что дает возможность улучшать условия жизни пенсионеров.

Тем не менее предложение правительства было воспринято очень тяжело, и несмотря на все корректировки, которые были сделаны после широкого обсуждения в обществе, с парламентариями, напряжение осталось. Однако и сейчас прекрасно понимаю, что это все равно нужно было делать.»

Конец цитаты.

Во-первых, напряжение осталось и надолго, это верно. И будет любопытно посмотреть, сможет ли какая-нибудь политическая партия использовать это напряжение в 2021 году, в ходе парламентских выборов.

Во-вторых, власть опять, как и в начале, так же как и в конце прошедшего столетия не понимает свой народ. И даже иногда прямо об этом говорит, как вот сейчас высказался первый вице-премьер.

Ну так потратьте время, силы и, если первых двух ресурсов не хватит, народные деньги на изучение экономического менталитета собственного народа! Сделайте уже выводы из экономических и социальных факторов, приведших к крушению двух великих империй: российской и советской… 

На самом деле всё предельно просто: для русских деньги пахнут! Если точнее, даже воняют. Деньги должны быть заработаны трудом, причём неважно каким: наёмным или предпринимательским. Мы вполне себе нормально относимся к состоятельным людям, которые заработали состояние своим трудом, своей головой, создав тот товар или услугу, которые до них никто не делал, не предлагал, внеся действительно добавленную стоимость, которую и рынок, и общество оценивают как реальную и полезную.

А вот к тем предпринимателям, которых Ф.М. Достоевский очень точно называл биржевиками, отношение как было как минимум скептическое, так и всегда будет. Это если деликатно выражаться…

Цитирую дневник великого писателя за 1877 год: » Биржевиками я называю здесь условно всех вообще теперешних русских, которым, кроме своего кармана, нет никакой в России заботы, а потому взирающих на Россию единственно с точки зрения интересов своего кармана.»

Чуть дальше: «Нации живут великим чувством и великою, всех единящею и всё освещающею мыслью, соединением с народом, наконец, когда народ невольно признает верхних людей с ним заодно, из чего рождается национальная сила — вот чем живут нации, а не одной лишь биржевой спекуляцией и заботой о цене рубля. Чем богаче духовно нация, тем она и матерьяльно богаче… А впрочем, что ж я какие старые слова говорю!»

Слова не старые, уважаемый Фёдор Михайлович, через 142 года вполне себе актуальные!

Поясню свою примитивную мысль иначе. Приватизация 90-ых была, условно говоря, крайней, запредельной формой биржевой спекуляции, рыночного кризиса в отсутствии самого рынка. Кризиса такой степени, что, собственно говоря, и породил сам рынок при переходе к частной собственности и рыночному ценообразованию. В отсутствии развитых рыночных механизмов не было референтного способа определения цены на те или иные активы. Точнее был, сравнение со стоимостью аналогичных зарубежных компаний в развитых странах, но им почему-то никто не пользовался… 

Собственно говоря, те хваткие люди, которые успешно, со своей точки зрения, ухватили по дешёвке куски не ими созданных активов, и есть биржевики по Достоевскому.

Это я к тому всё, что правительству, по мнению большинства, нужно было начинать искать деньги на повышение пенсий не у этого самого большинства, которое живёт от зарплаты до зарплаты, а у владельцев всяческих зарубежных спортивных клубов, фешенебельной недвижимости, бизнес-джетов, яхт размером с фрегаты: https://pammtoday.com/yaxty-ro… и прочих крайне необходимых для жизни человека вещей.

Нехитрая мысль, не так ли? И почему же она не приходит в голову А.Г. Силуанову? Может ему стоит почитать Фёдора Михайловича на досуге?

В-третьих, Силуанов явно скептически относится к необходимости использования какой-либо идеологии. А зря.

Цитата:

«Вопрос:  Любая программа улучшения жизни в глазах политиков легко уступает место идеологии — и дело даже не в политиках. Для граждан это ровно так же, идеология легко побеждает заботу о собственном благе.

Ответ: Идеология какого рода? Вот помните, в 1980-х годах идеология заключалась в том, что мы будем жить при коммунизме через 20 лет. Такая идеология нужна?

Вопрос: Не так важно, нужна ли, мне или вам, важно — есть ли риск, что более масштабные идеологические цели уведут на задний план улучшение жизни простых людей — причем с согласия простых людей?

Ответ: Правительство нацелено на решение экономических и социальных вопросов. Улучшение жизни людей, условий работы бизнеса являются приоритетом. Рост реальной зарплаты и пенсий, создание новых рабочих мест важны в любой ситуации — все это и есть наша идеология.»

Конец цитаты. Опять ошибается первый вице-премьер, потом, наверное, признает своё заблуждение. Через годы…

Достоевский очень точно написал: «Чем богаче духовно нация, тем она и матерьяльно богаче…»

Известны примечательные исторические примеры, когда те или иные общности людей, объединённые религиозной идеей, проповедующей негативное отношение к мирским усладам, неприятие богатств, нестяжательство, очищение духа через долгие службы и посты, оказываются очень успешными в экономическом плане.

Это и те самые катары, добрые христиане XII и XIII веков, обосновавшиеся в Лангедоке, Арагоне, на север Италии, в некоторых землях тогдашних Франции и Германии, которые трактуют материальный мир как зло и при этом становятся сказочно богатыми. 

И наши же староверы, мы же сами, собственно говоря, пятью-шестью веками позже добрых христиан, отлично налаживают свою экономическую жизнь в Российской Империи. Процитирую известную работу Н.Н. Смоленцева-Соболя, посвященную православию и Ордену храмовников: «И снова парадокс Лангедока повторится – староверы, со своими многочасовыми стояниями на молитвах, со строгими постами, с древним словно застывшим во времени укладом всей жизни, с неприятием нововведений, окажутся крепкими купеческими и промышленными кланами, богатство их будет вызывать зависть “никониан”, официальная церковь будет всячески третировать их, а власти по мере возможности давить.»

Так что у Фёдора Михайловича были все основания так считать! 

А вот Антону Германовичу следует изучать матчасть, историческую и религиозную в первую очередь, а не учебники по экономикс, прежде чем предлагать свои экономические нововведения…

Дабы потом честно не говорить: «не рассчитывал, не думал…». 

На таком посту именно это и требуется!    

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *